9. Какое будущее ждет ЛГБТ-подростков?

Расшифровка интервью
Размер шрифта UP DOWN

Чего чаще всего боятся родители? Они боятся, что ребенок—- гей, лесбиянка, трансгендер, и это сужает его жизненные перспективы. Что же им делать? Ведь эти страхи развиваются: у меня не будет внуков, у него не будет семьи, у него будут трудности с работой, его убьют, он заболеет ВИЧ. Страхов очень много.

Но надо сказать, что чем дольше этот ребенок будет жить в закрытом от людей, в том числе и от родителей, состоянии, тем больше вероятности, что эти страхи реализуются. Какая семья? Может ли ЛГБТ-подросток создать семью? Про трансгендеров, конечно, отдельный разговор. Но, допустим, геи, лесбиянки, бисексуалы могут создать семью? Конечно, могут! Детей в однополых семьях в России растет очень много. Даже если они нигде в статистике не фигурируют, а фигурируют матери-одиночки, отцы-одиночки, то это не значит, что их нет. Дети есть. Семьи есть. Счастливые семьи есть. Есть счастливые однополые семьи с бабушками и дедушками, то есть с принявшими их родителями.

Но для того, чтобы все это было возможно, нужно открыть этому пространство. Родители должны впустить в жизнь особенность своего ребенка и принять его вместе с этой особенностью. И тогда он не должен будет прятаться, он не должен будет жить двойной жизнью, демонстрируя нам одно, а делая что-то другое.

Сложности с работой, например, могут быть? Да, могут быть. Но существует очень много других проблем, с которыми могут быть сложности с работой. И это, на самом деле, не какая-то прямо “сверхпроблема”. Она решаема, если человек вырос в здоровой, функциональной семье. Он уверен в себе, его поддерживают, он может позволить себе при поддержке родителей получить профессию. Обычно же бывает так: «А, ты гей, лесбиянка, если ты это не прекратишь, мы перестанем поддерживать твое обучение в институте». Это очень частое явление. Или: «Мы выгоним тебя из дома». И выгоняют из дома.

Если поступать так, то, с большой вероятностью, у ребенка будут проблемы, и реализовываться ему будет сложно. Но если мы его поддерживаем, у него формируется здоровое отношение в себе, то нет никаких поводов для того, чтобы он потом не мог быть тем, кем он хочет, мог работать там, где он хочет. Будет работать. Будет хорошо жить. Захочет — создаст семью, не захочет — не создаст семью. Захочет детей — будут дети, не захочет — будет чайлдфри. Потому что сексуальная ориентация, как вы знаете, не влияет на способность к деторождению, это разные вещи.

Будут ли какие-то сложности? Да, сложности могут быть. Сложности могут быть и в ряде других ситуаций, и всегда очень важно, есть ли за спиной функциональная семья, поддерживающая человека. Если есть, то человек может решить любые проблемы. Если нет, то любые сложности могут убить.

Мария Сабунаева