8. Гомофобия: кто и почему не любит гомосексуалов?

Расшифровка интервью
Размер шрифта UP DOWN

«Внутренняя гомо- и трансфобия» — это два довольно специфических феномена, варианты негативного отношения к себе как к гею, лесбиянке, бисексуалу, бисексуалке, трансгендеру. Из-за чего оно формируется? Просто так плохо относится к себе никто не начинает. Мы начинаем относится к себе плохо потому, что вокруг к нам относятся плохо. Самоотношение индивидуума всегда формируется через отношение к нему других. Это такой психологический механизм. Сначала человек обнаруживает, как к нему относятся, а потом вырабатывает собственное отношение к себе. Влияние культуры и среды именно таково: мы определили, что есть некая норма, а есть некоторое отклонение от нормы. Ты относишься к отклонению? Ты — плохой. Я, как ребенок, вырастаю в этой парадигме и вырабатываю такое отношение к себе.

Иногда это может проскальзывать незаметно. Например, во фразе: «Люди нормальной ориентации». А я тогда что — «ненормальной ориентации»? Человек может думать, что у него все в порядке, и при этом он может, сам этого не замечая, демонстрировать гомофобные реакции. Почему? Он усвоил это плохое, негативное отношение к себе только из-за того, что он чем-то отличается от других людей.

Но, собственно говоря, это не какой-то такой отдельный феномен, присущий только ЛГБТ. Существует, например, «внутренняя мизогиния» — это когда я могу сама себя дискриминировать только потому, что я—- женщина. Мизогиния — это отношение к женщине как к существу второго сорта. А что такое внутренняя мизогиния? Это когда я сама думаю, что, раз я женщина, то я не могу быть умнее мужчины, не могу сделать что-то, что может мужчина. Я начинаю сама себя ограничивать, и мне даже не нужно, чтобы пришли какие-то мужчины и меня ограничили, ведь я уже ограничила себя сама.

К сожалению, с ЛГБТ то же самое. Потому что люди начинают так же ограничивать сами себя. Они думают, что они чего-то не могут. Одна из таких тем, с которой очень часто приходят к психологу: “Если я буду родителем в однополой семье, что я скажу своим детям?” А почему вас волнует, что сказать вашим детям? Вероятно, что где-то я сам чувствую, что я ущербный. Ведь, если у меня нет внутренней гомофобии, то я найду, что сказать своим детям, а вот если она у меня есть, то мне будет очень трудно донести до своего ребенка, что я нормальный родитель, так как сам я в этом не уверен.
Поэтому гомофобия — это травма, которая может передаваться из поколения в поколение. Более того, родители тоже могут испытывать подобные эмоции. Я называю это «вторичной внутренней гомофобией». Если к нам пришли люди, не относящиеся к ЛГБТ, плохо к ЛГБТ настроенные, то они — гомофобы. Если я сама лесбиянка, и про себя из-за этого плохо думаю, то это — «внутренняя гомофобия». А родители где? А родители, получается, посередине. Они уже и не совсем внешнее общество, но сами они не геи и не лесбиянки. Чувства, которые я переживаю как родитель, частично могут соотноситься с теми, которые переживает мой ребенок. Он боится про себя рассказывать, а я своей маме не боюсь рассказывать? Да, и я боюсь, как и он боялся рассказывать мне. У меня сходные с ним переживания. Частично это, конечно, переживания, сходные с переживаниями среднестатистического человека: «Что это такое? Тут какие-то геи и лесбиянки, я не знаю, что это такое. Я этого боюсь просто потому, что не понимаю, что это такое».

Важно понимать, что родители ЛГБТ-подростков тоже являются группой, которой нужна психологическая помощь, чтобы понять, как с этим быть, чтобы преодолеть свои собственные страхи, чтобы защитить своего ребенка, чтобы разобраться в своих собственных страхах. Но это всегда задача взрослого. Первая задача — разобраться в себе, а потом уже идти помогать подростку.

Мария Сабунаева