10. Как будет меняться отношение к ЛГБТ?

Расшифровка интервью
Размер шрифта UP DOWN

Если мы будем говорить о перспективах, то здесь есть всякие интересные тенденции. С одной стороны, можно видеть, что вроде бы гайки закручиваются, потому что так называемый закон “о запрете пропаганды гомосексуализма” сформулирован совершенно потрясающим образом: из него очень трудно понять, что можно, чего нельзя. Следовательно, применить этот закон можно как угодно. А с другой стороны, мы вдруг обнаруживаем, что депутаты с гомофобной риторикой вдруг используют такие слова как “гомосексуальность” или “гомофобия”. Когда мы обнаружили, что сами эти товарищи безотносительно к деятельности ЛГБТ-организаций стали использовать слово “гомофобия”, мы поняли, что побеждаем, потому что люди вынуждены включаться в наш дискурс, они вынуждены замечать происходящее.

У многих ЛГБТ-организаций есть любимая цитата: “сначала нас не замечают, потом над нами смеются, потом с нами борются, а потом мы побеждаем”. Примерно так это и развивается. Так вот, “не замечать” — это очень ранняя стадия. “Не было проблемы”, “не было геев и лесбиянок”... сейчас пытаются вернуться к этому, говорить, что сексуальная ориентация у ребёнка начинается с возраста 18 лет. Это потрясающее заявление, оно, конечно, очень смешное. Но почему вообще начали говорить про сексуальную ориентацию? Еще 10 лет назад про сексуальную ориентацию детей ничего не говорили и никаких законов про “пропаганду гомосексуализма” ничего не принимали, потому что этого контекста просто не было. А теперь они понимают, что есть этот феномен, вот тут ходят геи и лесбиянки, вот тут ходят трансгендеры, эти хотят прав, эти хотят, чтобы их не убивали, хотят иметь возможность работать, растить детей в однополых браках. И с этим всем надо что-то делать.

Чаще всего начинается с агрессии или с подавления, просто потому что во властных системах прежде всего именно так: сначала мы попытаемся подавить и сделать, чтобы ничего не было. Но оно прорастает, одни, другие, третьи, уже и здесь ходят, и там ходят, здесь сняли фильм, здесь сняли передачу, здесь уже разговаривают в ток-шоу. Пусть даже эти разговоры враждебны по отношению к ЛГБТ, но про это уже говорят. А это очень хорошо, потому что феномен замечается, а значит, люди — носители ЛГБТ-идентичности -— могут позволить себе выходить из тени. И они тоже могут понимать, что у них есть возможность присоединиться к какому-то движению, присоединиться к какой-то группе, быть не одинокими. Потому что иначе какой-нибудь подросток из маленького города, осознавая свою идентичность, думает, что он такой один. А в пору до интернета он мог действительно оставаться один на протяжении 10-15 лет.

Мария Сабунаева