10. Как будет меняться отношение к ЛГБТ?

Расшифровка интервью
Размер шрифта UP DOWN

Один из самых поразительных фактов заключается в том, что до 1967 года в США межрасовые браки были запрещены во многих штатах. То есть считалось, что естественный, богом предначертанный союз должен быть не просто союзом мужчины и женщины, но еще и союзом белого мужчины с белой женщиной или черной женщины с черным мужчиной. Понятно, что сейчас нам это кажется дикостью и средневековьем, но это было ещё на памяти наших бабушек и дедушек или даже наших родителей, то есть совсем недавно.

Поэтому можно предполагать, что и запрет на однополые браки через 50 лет будет казаться таким же странным, как сегодня кажется странным запрет на межрасовые браки, потому что это всё — искусственно навязанные ограничения. Это попытки одну форму любви разрешить и считать нормальной, а другую форму любви не разрешить и не считать нормальной. Но по ходу того, как развивается человечество, люди становятся гуманнее, и общество больше начинает беспокоиться о счастье отдельного человека, а не о когда-то придуманных абстрактных принципах.

Если мы посмотрим на краткосрочные перспективы, то ситуация в России, конечно, ухудшается, потому что гомофобия насаждается на государственном уровне в законопроектах, в телевизионных объявлениях и так далее. Десять лет назад ситуация в России была лучше. Группа “Тату” представляла Россию на Евровидении, и это никого не беспокоило. Но если мы заглянем глубже в историю, на 50 лет или 100 лет, чтобы сделать какой-то прогноз на будущее, то увидим, что, в общем и целом, общество становится более цивилизованным, и, вследствие этого, менее гомофобным. Это связано, вероятно, с просвещением, с неким общим спокойствием людей, потому что когда людям страшно, когда они боятся войны, когда они боятся голода, то их внимание легко переключить на каких-то внешних врагов, в роли которых выступают мифологизированные существа, например, волшебные, мифические геи, которых никто никогда в жизни не видел. Есть исследования о том, что сильнее всего выражена гомофобия у тех людей, которые считают, что у них нет знакомых геев и нет знакомых лесбиянок. То есть они представляют себе какое-то волшебное сказочное чудище вместо обычного, нормального человека, своего соседа Маши или Пети. С этой точки зрения самое главное сегодня в России — не нагнетать и не пытаться искусственно стимулировать гомофобию, потому что та гомофобия, которую мы сейчас видим, насаждается, видимо, ради поиска некоторого “внешнего врага”. Если убрать этот фактор, то станет гораздо лучше. В остальном — просвещать, рассказывать, что бывают разные варианты нормы, бывает разная сексуальная ориентация, что нет, эти люди не развратные, не испорченные, эти люди не опасны для окружающих, нет, эти люди не сделают вашего ребенка геем, если он не родился уже геем, а если он геем уже родился, то очень важно, чтобы его не дискриминировали, чтобы общество относилось к геям нормально.

До некоторой степени важно, чтобы люди с гомосексуальной ориентацией об этом говорили вслух. Вот я, страшно успешный научный журналист, автор двух бестселлеров, лауреат премии “Просветитель”, я не гомосексуальна, я бисексуальна, у меня время от времени бывают романы с девушками, и это не тайна и не секрет. Это просто часть моей биографии, которая никак не мешает мне писать хорошие научно-популярные книжки и даже не очень расстраивает мою маму.

Ася Казанцева