7.6
Обращение к психиатру

Часто психиатру приходится работать скорее с родителями, чем с их ребенком. Объяснять им, что “другая” сексуальная ориентация не является патологией и не поддается корректировке, что при попытке исправить подростка можно вызвать у него реальные психические расстройства.

3 минуты
Расшифровка интервью
Размер шрифта UP DOWN

Очень часто родители приводят подростка, который смущает их своим поведением. Они думают: “А не гомосексуально ли его поведение?”. Мы проводим с родителями беседу, объясняем, что это явление не является патологией, что лечения не существует, что любые попытки корректировать этого ребенка, поправлять его поведение и, более того, в штыки реагировать на те или иные проявления, ведут только к ухудшению отношений, во-первых, самого ребенка к родителям, к росту его недоверия к их мнению, а, во-вторых, могут привести к настоящим психопатологиям, к невротическим расстройствам у этого ребенка.

Ведь сексуальная ориентация — это не просто то, с кем ребенок будет вступать в сексуальный контакт, она определяет целый комплекс чувств, эмоций и поведенчиских механизмов человека. Если вам удастся скорректировать сексуальное поведение ребенка, это не значит, что вы скорректируете все остальное. Даже если под воздействием среды он все-таки решит слиться с гетеросексуальным большинством, то остальные части его жизни мы не сможем откорректировать. Если он будет испытывать дискомфорт в сожительстве с женщиной в дальнейшем, не сможет себя чувствовать реализованным в этой области, и вынужден будет себя всю жизнь подавлять, это же тоже не хорошо.

Мы ведем длительные беседы, говорим то же, что я говорю в этом интервью. Говорим о природе, о теориях, о литературе, просим их почитать, изучить. Ну, в общем-то, для большинства родителей это является успокоительным. Врач, в данном случае, для них авторитетное лицо в этой области, он не испытывает шок от того, что их ребенок гомосексуален, не кричит: «немедленно давайте же его заложим и будем лечить его чудодейственными лекарствами», а реагирует на это нейтрально, говорит: «ну, что ж, бывает, ничего страшного». Это оказывает психотерапевтическое влияние прежде всего на родителей, а не на ребенка. То есть, в данном случае, мы работаем не столько с ребенком, сколько с родителем.

Если же мы видим, что и у ребенка есть признаки эгодистонии, что он себя не принимает, испытывает дискомфорт по поводу своей сексуальной ориентации (хотя в случае с подростками подобное встречается очень редко), то тогда проводим работу с ребенком. Обязанность психиатра — перевести ребенка из эгодистонии в эгосистонию. Нужно объяснить ему, что те чувства, которые он испытывает, во-первых, еще не окончательно устоялись, что нужно еще подождать, а во-вторых, что если они и дальше будут развиваться, то в этом нет ничего страшного. И пояснить, как ему с этим жить.

Алексей Яковлев