4.4
Реакция родителей

От реакции родителей во многом зависит психическое здоровье и будущее благополучие молодого транссексуала. Принятие в семье и своевременное обращение к специалисту по психическому здоровью — лучшее, что взрослые могут сделать в для своего ребенка в подобной ситуации.бенка.

4 минуты
Расшифровка интервью
Размер шрифта UP DOWN

Обычно семьи, где эта проблема стала актуальной, переживают несколько этапов. Если брать информацию, которая основывается на мнении пациента, а не родителей, то обычно поведение родителей характеризуется следующим образом: мы видим что-то, нас настораживающее, но мы ждем, что это когда-нибудь изменится. И, когда начинаются первые активные поиски молодого транссексуала, попытки достигнуть желаемого — изменить свой пол, поговорить с родителями, тайное употребление гормонов — возникает конфликт, и ситуация разворачивается следующим образом: либо полное игнорирование, либо «мы тебя отведем к психиатру и будем лечить». Лечат многих, и многих лечат годами. Потому что принять информацию, что была рождена девочка, а психологически это мальчик, некоторым родителям сложнее, чем лечить ребенка от шизофрении.

Потом наступает следующая ситуация: ребенок на нейролептиках, он уже пять лет получает антипсихотические препараты, но все же в 18 лет заставляет прислушаться родителей, а родители, которые пришли послушать доктора, искренне надеются, что этот «бред» когда-нибудь исчезнет. Начинаешь обсуждать вопрос и понимаешь, что ситуация осложняется только одним — откладыванием принятия решения в надежде, что подействует нейролептик. Если это бред, то нейролептик подействует спустя несколько месяцев, но если несколько лет ничего не происходит, то ребенок просто становится вялым, пассивным, интеллектуально не активным — это просто токсическое действие нейролептиков. Я не видела еще ни одного чудесного излечения нейролептиками там, где это не шизофрения и не бред. Транссексуализм не лечится.

Более позитивный расклад, когда в семье родители более внимательно с детства начинают наблюдать за поведением ребенка. Родители, которые хотят не в ущерб ребенку получить информацию, начинают ее получать, читают много разной информации, которая есть в интернете, и ведут ребенка к врачам. И иногда врачи, имеющие опыт, говорят: «Подождите немного. Будет подростковый возраст, все определится». Если после подросткового возраста ничего не решается, такие же мамы приходят и говорят: «Ну, я ждала последнего критического срока. Сказали, что после пубертата, когда человек уже пройдет этап подросткового развития, что-то должно измениться. Но ничего не изменилось. Да я и сама вижу, что это девочка». То есть всю жизнь присутствует рисунок поведения мальчика, желание быть мальчиком. И в семьях, где ситуация не форсировалась, не переучивалась, где не наказывали детей, вырастают очень комфортные, психологически адекватные дети-транссексуалы. Чем больше поддержки со стороны родителей, невзирая, конечно, на ситуацию, которая ждет эту семью, когда ребенок начнет меняться после 18 лет, начав терапию, тем все благополучнее.

Родители ведут себя по-разному. Бывали крайние случаи, когда приходили родители после консультации и говорили: «Я это пережить не могу. Я рожала девочку, а это мальчик». И когда говоришь им: «Ваша девочка совершила суицид. Она не умерла просто потому, что ей вовремя оказали помощь», родители в отчаянии говорят: «Лучше бы она умерла». То есть все зависит от внутреннего восприятия родителей, от их характера, от образованности, от склонности быть зависимыми от мнения окружающих.

Светлана Кременицкая